sax_kt: (Default)
[personal profile] sax_kt
Третий час, как мы вышли на подъем. Тяжело идти, тяжело дышать, тяжело даже думать. Каждый раз кажется, что очередной холм последний, но за ним появляется следующий. Хочется сдаться, было бы кому - сдался. Впереди идет моя жена Света, ей легче - она занимается фитнесом, а я старый офисный сиделец. За очередным холмом появляются флажки, откуда-то в сознании всплывает воспоминание - это еще не верх, до верха, говорят, от флажков еще минут двадцать пути. Дойти бы. Но нет, всё врут, жена радостно вскидывает руки - это вершина. Сделав пару шагов я и сам вижу табличку: перевал Торонг Ла.
upper_pisang_beer.JPG

Для нашей семьи, как путешественников-любителей, Гималаи всегда были большой, но недостижимой мечтой. Где мы, а где они? Туда ходят только альпинисты.
Но во время нашей поездки по Южной Америке случился, простите за тавтологию, случай. Мы сидели в крошечном городке Уюни (Uyuni), ужинали в какой-то забегаловке после нашей поездки по солончаку Salar de uyuni. И вдруг за соседним столом услышали родную речь. Познакомились, разговорились. Две женщины путешествуют так же, как и мы, самостоятельно. Обсуждаем всякое, и, вдруг, я замечаю надпись на футболке одной из них “Everest base camp”. Откуда? - Как? - спрашиваю. Да вот, говорят, были в Непале, ходили везде. Оказывается, в Гималаях есть значительное количество маршрутов, пригодных для простых туристов, и посещение базового лагеря Эвереста входит в их число. Да, говорят, было непросто, но возможно. Ну, тут у нас с женой сразу и образовалась тема следующего путешествия.
По возвращению в Москву мы начали тут же изучать вопрос и разрабатывать наш будущий маршрут. Мы разузнали, что в непальских Гималаях есть несколько треков, по которым могут ходить простые смертные. Основные, которые нас заинтересовали: базовый лагерь Эвереста (Everest base camp, EBC), кольцо Аннапурны (Annapurna circuit, AC), базовый лагерь Аннапурны (Annapurna base camp, ABC) и кольцо Манаслу (Manaslu circuit, MC).
Само слово “Эверест” дает плюс сто очков любому маршруту. Но поразмыслив нам пришлось от него отказаться (надеюсь, в будущем мы до EBC дойдем): маршрут линейный (идти туда-обратно по одной и той же дороге), от столицы добираться дополнительным перелетом. Ну и максимальная высота подъема на маршруте ABC “всего” 5364 метров. Тогда как на маршруте “кольцо Аннапурны” целых 5416. Плюс, маршрут “кольцо Аннапурны”, как понятно из названия, кольцевой. Что позволяет максимально насытить поездку впечатлениями от новых мест. Манаслу, как менее известная, чем Эверест, гора и менее высокогорный, чем AC, поход, была отложена на потом. На возвращении по кольцу Аннапурны предполагался радиальный выход к базовому лагерю Аннапурны на несколько дней.
Выбор сделан, сомнения откинуты, собираемся. Непал ждет нас. Куплены билеты Москва-Дели от Аэрофлота, билеты Дели-Катманду от индийских авиалиний. Основная концепция поездки: прилет в Катманду, переезд до городка Бесисахар (Besishahar), который является отправной точкой маршрута, собственно поход вокруг горы Аннапурна с заходом в базовый лагерь Аннапурны, затем возвращение в Катманду, перелет обратно в Дели, несколько дней в тепле с посещением Агры и близлежащих сокровищ Индии, возвращение домой. Так как мы пока ненастоящие туристы, надо нанимать портера для переноски основного рюкзака с нашими вещами. Портера для переноски вещей на маршруте можно искать в Катманду по прилету, а можно нанять через агентство. Так как многие так называемые портеры, которых можно нанять в Катманду, имеют крайне смутное представление о горах (как ни удивительно), из обуви имеют только шлепанцы, и вообще в горах ни разу не были, для экономии времени и нервов предпочитаем подготовиться заранее. Списываемся с несколькими агентствами, выбираем лучшее предложение. Заодно договариваемся о оформлении пермитов (иностранцы в Непале для посещения гор и нацпарков должны приобретать специальные разрешения - пермиты, которые надо отмечать на специальных постах на маршруте). Также договариваемся о машине до Бесисахара, так как предпочли бы избежать поездки в местных автобусах с пересадками в чистом поле со смутными перспективами поймать попутку до нужного места.
Транзитный аэропорт Дели ничем не запомнился, багаж наш не потеряли, мы благополучно прилетели в Катманду. Нас встречает человек и везет до офиса агентства для заключения договора. Там нас знакомят с портером, Сом - молодой парень лет двадцати, сюрприз!, говорит по-английски. Стоит отметить, что в Непале портеры в массе своей на иностранных языках не говорят: это обычные крестьяне, которые хотят подработать. Так что общаться приходится жестами. Говорящие же на европейских языках непальцы обычно нанимаются гидами и багаж клиента не носят. Сом же хочет пробиться в высшую касту турбизнеса и тренируется говорить на нескольких языках и изучает все популярные маршруты. Так что нам повезло. Мы платим за услуги, портера, машину, закупаемся необходимой в походе мелочевкой и отправляемся в путешествие. За время поездки от аэропорта до агентства в квартале Тамель, из агентства в Бесисахар как смогли осмотрели город: абсолютно типичный нищий грязный город в Азии. Много машин, людей, ничего выдающегося. Достопримечательности мы посмотреть по приезду не успели, а потом и смотреть нечего было.
Итак, 17 апреля, мы в городке Бесисахар (760 метров выше уровня моря). Это даже не городок, а большая деревня, всего 5 тысяч населения. Известен тем, что является начальной точкой маршрута “кольцо Аннапурны”. Этот маршрут является одним из самых популярных в Непале, по нему в год проходит около 20 тысяч туристов, так что Бесисахар весь ориентирован на них: гестхаусы, кафешки, магазинчики сувениров и туристической мелочевки, турагенства. Заселяемся в каком-то гесте в дальнем конце деревни около автовокзала. Нам завтра утром ловить местный автобус, чтобы доехать до населенных пунктов Шричаур или Бульбуле. Из-за ограничений по времени приходится сокращать маршрут на день другой и проезжать часть пути на транспорте. Бросаем вещи в номере и отправляемся осматривать деревеньку. Километр в одну сторону, километр обратно. Возвращаемся в гестхаус. Нам на встречу выходит Сом и сообщает, что завтра автобуса не будет, а когда будет - неизвестно. Только начали путешествие, а уже накладки, график сбивается. Завтра утром помчимся на автовокзал, будем искать, куда можно будет доехать.
18 апреля. Рано утром встаем, хватаем вещи и бежим на автовокзал. Местный автовокзал — это относительно ровная площадка с половину футбольного поля на которой должны в норме находиться десятки автобусов и толпы людей. Сейчас тут тишина: пара автобусов, которые идут не в том направлении, что нам нужно, и все. Начинаем потихоньку паниковать. Тут из переулка появляется местный житель и что-то нам по-непальски рассказывает. Сом переводит: есть джип аж до селения Чаме (это сэкономит нам пару дней), но стоит это дело по непальским меркам просто неприлично - 40 долларов с лица. Долго и ожесточенно торгуемся; водитель описывает нам перспективу зависнуть на неопределенное время в Бесисахаре или идти пешком вдоль грунтовой дороги и глотать пыль, мы утверждаем, что наша плата перекроет ему пару рейсов с местными. В итоге сходимся на 30 долларах с человека.

Нам достаются козырные места - около водителя. Загрузка в местных джипах обычно следующая: два-три человека на переднем сидении рядом с водителем, четверо-пятеро на заднем сидении, ну и сколько влезет - вперемешку с грузом в багажнике. Нередко в машинах ездят по 12 человек. Так что мы вдвоем спереди - царская роскошь. Ждем пока погрузят вещи всех пассажиров (а на заднем сидении едут четверо) - джипа из-под навешанных на него тюков уже почти не видно - и отправляемся. Водитель включает древнюю магнитолу и тут у нас падают челюсти: из динамиков звучит Offspring. И под разудалый панк-рок мы скачем по ухабистой горной грунтовке.

Дорога заняла часов восемь и вытрясла из нас все силы. Один раз пришлось останавливаться и подбирать выпавший или отвязавшийся по дороге тюк с грузом, один раз мы попали в пробку: на узком серпантине у одной машины отвалилось колесо. Собралась очередь из нескольких автомобилей. Когда накопилось достаточное количество людей, поврежденный драндулет оттащили в сторону, рассадили пассажиров из него по попуткам и оставили невезучего водителя на дороге со своим железным конем.

В Чаме (Chame, 2650 метров) мы приезжаем уже в сумерках. Заказываем ужин и идем гулять по деревеньке. В отличие от Бесисахара, где практически все дома монолитные из железобетона, здесь все постройки либо из дерева, либо сложены из камня. Обойдя все селение минут за двадцать, возвращаемся ужинать.
Обычный лодж в Непале это здание барачного типа с крошечными комнатками и удобствами на этаже (а то и не на каждом), и большой этакой кают-компанией. В ней постояльцы едят, смотрят ТВ, читают, играют в карты, общаются, пьянствуют и т.д.; так как в номерах кроме кровати ничего нет, да и не поместится, плюс зачастую это единственная комната в отеле где есть освещение, электричество и отопление. Так что все гаджеты заряжаются тоже здесь, часто за отдельную плату. Единственная розетка в довольно убогой деревенской комнате, к которой через всевозможные тройники и удлинители подключено несколько десятков айпэдов и айфонов выглядит довольно сюрреалистично. Что удивительно, практически во всех лоджах есть бесплатный Wi-Fi. Портеры и гиды обычно питаются по своим местным копеечным расценкам и спят где-то в подсобках с обслуживающим персоналом (вопрос самостоятельности питания и проживания портера обсуждается при его найме). Стоит отметить, что жилье в таких лоджах стоит сущие копейки: номер на двоих в среднем обойдется доллара в два - три. Правда при условии, что питаешься ты в этом же отеле, что добавит еще долларов пять - десять на двоих за ужин. Так как мы довольно неприхотливы в еде, то питались в основном Тхукпа (суп с лапшой, овощами и зеленью, опционально с мясом; очень напоминает мой любимый вьетнамский Фо), Момо (пельмешки со всевозможными начинками) и Дал-Бат (поднос с несколькими тарелочками с густым чечевичным супом-пюре, рисом и многочисленными добавками: мясом, овощами, соусами). Дал-Бат в качестве дешевой еды лидирует во всех заведения общепита Непала, так как по традиции тебе постоянно приносят добавку той части блюда, которую ты доел, пока ты сам не откажешься.
Поев и погревшись про запас отправляемся в номер, в принципе, высоты еще не серьезные, но по ночам уже становится прохладно. Достаем термобелье из багажа и заваливаемся спать. Тут стоит прояснить про наш багаж. Так как маршрут простирается от тропических предгорий с температурами за плюс 25 днем до относительно сурового высокогорья с минус 10 по ночам в неотапливаемых каморках, с собой приходится брать одежду на весь диапазон температур. Все это имеет объем и вес, что выливается в довольно крупный рюкзак с пожитками. Мы, как всегда, старались сократить количество вещей, которые мы берем с собой, но в результате все равно имеем по 10 килограммов на лицо и 20 килограммов на портера. Каждый вечер по заселении в лодж он приносит нам наш рюкзак в номер, и мы переодеваемся на вечерний променад по населенному пункту, к ужину или на ночевку, а утром переупаковав вещи отдаем рюкзак ему обратно.

19 апреля. Наш первый пеший выход на тропу. Пока еще не прочувствовали ни высоту, ни сам маршрут. Договорились с Сомом, что идем до населенного пункта Писанг (Pisang), там на месте определимся, где ночевать. Все идут в своем темпе, в конце перехода пересечемся. Так как наши пермиты надо отмечать на постах проверки, а мы по-непальски ни бум-бум, и опознать эти самые посты вряд ли сможем, мы договорились с Сомом, что он будет предъявлять наши пропуска по проходу постов, а мы, если нас спросят, просто будем заявлять, что “мы от Иван Иваныча”/“наши пермиты у Сома”. Что характерно, такая система ни на одном посту вопросов не вызвала. Тропа очень живописная, вокруг хвойные леса, идем вдоль горной речки. В одном месте упираемся в только что сошедший сель: полоса длиной в сотни метров от вершины до подножья и шириной метров двадцать из камней, грязи и перемолотых стволов деревьев. Аккуратно перейдя полосу препятствий встречаем группу зачистки: один непалец флегматично рубит деревья топором, остальные десять сидят на бревне и наблюдают.

К концу дня добираемся до Писанга. Сама деревушка Писанг расположена на обоих берегах реки: нижний Писанг (равнинная часть, 3200 метров) на одном, и верхний Писанг (на склоне горы, 3300 метров) на другом. Осматриваем лоджи, изучаем цены и условия. Решаем остановиться в верхнем Писанге, там и проживание лучше и вид из окон - тоже. Стоит похвастаться, что на более или менее горизонтальных участках мы можем развивать и поддерживать весьма неплохую скорость, так что в Писанг мы добрались первыми из тех, кто начал этот перегон из Чаме. Поэтому душ гестхауса был в нашем единоличном распоряжении. Душ в местных отелях - это бочка, которую греет солнце в течении дня. Объем бочки ограничен, поэтому теплый (не горячий, ни-ни) душ обеспечен только первопришедшим, и то, если день был солнечным. Лоджи с электрическим, газовым или дровяным подогревом воды встречаются гораздо реже.

Помывшись и надев свежее выходим на балкон-террасу отеля: виды умопомрачительные. Прямо перед нами на другой стороне долины возвышаются величественная панорама Аннапурны II (7937 метров). Сидим отдыхаем, курим, пьем пиво, наслаждаемся красотой гор. Именно теперь, не тогда, когда, кряхтя с рюкзаком за плечами идем по тропе, а отдохнув и вдумчиво разглядывая, начинаем осознавать, что горы это неимоверно красиво. Они возвышаются над тобой, они давят на тебя, они пугают тебя, но они прекрасны. Весь вечер мы просто просидели и “провтыкали” на это зрелище.

Позже начали подходить остальные туристы, и мы, слушая визги и матерные крики на многих языках мира из душа с уже подостывшей водой, во всем объеме ощутили свое преимущество, как первых постояльцев отеля.

20 апреля. Сегодня у нас переход в селение Мананг. В Мананге обычно туристы задерживаются на пару дней для акклиматизации и адаптации к высоте. Поэтому здесь огромное количество отелей и туристических магазинов. Есть даже пара кинозалов, где без перерыва крутят “7 лет в Тибете”.
От Чаме до Мананга тропа, по которой мы идем, вьется по живописной долине реки Марсъянди и периодически скачет с одного берега на другой. Пересекаем реку мы по подвесным мостам. Раньше мосты были сделаны из канатов и досок, постепенно ветшали и были довольно стремными. Теперь же в этом регионе Китай возводит, насколько я знаю, гидроэлектростанцию и для развития транспортной инфраструктуры, строит тут дороги и мосты. В том числе и пешие подвесные. Теперь это капитальные конструкции из стальных тросов, сетки Рабица и металлических планок, ходить можно без опаски.

По левую руку над нами возвышаются громады Аннапурны II, Аннапурны III (7555 метров) и Гангапурны (7455 метров). С каждым поворотом тропы открываются все новые виды и панорамы. Просто “вау”! Даже здесь, фактически в предгорьях, мы абсолютно явно проникаемся затасканной к сожалению фразой “Лучше гор могут быть только горы”. Периодически останавливаемся не для того даже, чтобы отдохнуть, а чтобы просто поглядеть по сторонам и полюбоваться.

Доходим до Мананга (Manang, 3500 метров), заселяемся. Так как гестов огромное количество, нам легко удается найти отель с горячей водой в душе. Здесь ее греют от электричества. Удается нормально помыться, хотя полукустарная насадка на лейку душа с идущими к ней проводами, местами оголенными и соединенными банальной скруткой, вызывает определенные опасения.
Наш гестхаус прямо-таки люксового уровня для здешних мест. На первом этаже около кают-кампании есть даже кафетерий с настоящей кофе-машиной. Берем по чашке кофе с молоком, выходим на улицу под навес. Сидим наслаждаемся, разглядываем других туристов, которые идут мимо нашего отеля по центральной улице деревеньки. Вдруг поднимается какая-то суматоха, к нашему отелю на носилках подносят туристку. Нога у нее в лонгете. Вокруг суетится группа туристов, судя по всему, знакомых. Из разговоров понимаем, что туристка оступилась на камне - разрыв связок или перелом, пока не ясно. Ее знакомая по телефону обсуждает возможность эвакуации пострадавшей вертолетом. Сначала мы непонимающе переглядываемся, потом до нас доходит: сюда можно добраться только на мотоцикле или на вьючных животных, так что вертолет остается единственным вариантом. Постепенно приходит понимание того, что мы уже в глубокой жопе мира и, ежели что случится, выбираться будет проблематично.

21 апреля. На сегодня у нас намечен адаптационный радиальный выход к местной достопримечательности - ледяному озеру. Набор высоты предполагается около 1 километра, к вечеру вернемся обратно в Мананг уже достаточно привыкшими к высоте. Тропа вьется крутым серпантином, согласно навигатору, озеро всего в 3-х км. Начало тропы в крохотной деревеньке Брака в километре от Мананга. Деревенька известна тем, что в ней находятся два древних, как говорят, монастыря. Монастыри закрыты и заброшены, нам удается побродить среди зданий, построенных каскадами на склонах. Заметили интересную особенность: в фундамент и стены вмонтировано значительное количество рогов яков. Говорят, что это для защиты от злых духов.

Кстати, уже пару дней как привычные внизу коровы и буйволы сменились на этих горных животных. Мохнатые - шерсть чуть ли не до земли, огромные головы, длинные рога. Взрослые самцы, говорят, достигают тонны веса. Но при этом животные весьма быстрые. А при наличии в стадах молодых телят, еще и довольно нервные. Поэтому встречающиеся стада приходится обходить по дуге, во избежание всякого.

Начинаем подъем. Тропа идет очень круто. Практически не перемещаясь по горизонтали, мы набираем высоту. Первый привал, на вершине холма стоит небольшая ступа. Присаживаемся отдышаться. Панорама долины, из которой мы вышли, захватывает дух. Делаем несколько фотографий и двигаемся дальше: нам еще идти и идти, и время терять не стоит. Постепенно тропинка становится уже и хуже. Даже догадываюсь почему - многие плюют на подъем и возвращаются назад. Начинают побаливать от усталости ноги. Появляются крамольные мысли: “мы и так уже поднялись на 600 метров, для адаптации вполне сойдет”; “а озеро, наверное, совсем некрасивое”; “а завтра идти на деревянных ногах”. Из упрямства идем дальше, тем более, что больше половины пройдено. Забираемся на вершину очередного холма и попадаем в пояс снегов. Расселина, по которой нам идти дальше, занесена снегом слоем по колено. И, судя по следам, те, кто шел перед нами, здесь разворачивались. До озера еще километр по горизонтали и метров 200-250 вверх. Внизу температура воздуха была градусов двадцать, и на этот выход жена надела обычные треккинговые ботинки. А здесь немного выше нуля и много снега. Нахватать снега в обувь и потом идти с мокрыми ногами - дурость. На мне горные ботинки, пробую пробить тропу. Но чувствуется, что дальше будет не лучше: даже по пробитой тропе риск черпануть снега высок. Вздыхаем, но что делать? Придется возвращаться не солоно хлебавши. Садимся отдохнуть и перекусить. Кстати, о перекусить: отличным помощником на маршруте показал себя банальный сникерс. И вкусно, и достаточно калорий от углеводов, чтобы сбить усталость. Разузнав об этом на форумах, мы значительное количество закупили еще дома в Москве. Запасы быстро истощились. Но, как оказалось, об этих свойствах батончиков знали не только мы. На всем продолжении похода даже в самой маленькой непальской деревеньке в каждой лавке торговали сникерсами. Специальные протеиновые батончики, наверное, помогли бы лучше, но в Москве их купить мы не догадались, а в Непале мы их вообще не видели. Да и сникерс банально вкуснее.

Несмотря на очень яркое солнце, здесь мягко говоря прохладно - дует ветер такой силы, что трудно даже говорить, находясь рядом. Сидеть на месте и отдыхать становится холодно. Надо идти вниз. Если идти вверх было тяжело, то идти вниз - сложно. Из-за опасности поскользнуться на каменистой тропе ноги постоянно в напряжении. Уже на середине спуска начинаешь просить бога, природу, мироздание и всех, кого можно, о небольшом горизонтальном участке тропы, или даже подъеме. Начинают неприятно побаливать колени. Последние метры проходим на морально волевых. Но мы спускаемся. И о чудо! на горизонтальном участке дороги между Бракой и Манангом начинают работать другие группы мышц, по-другому работают связки; усталости как не бывало, остаток пути проходим в высоком темпе.
22 апреля. Считается, что мы уже достаточно привыкли к этой высоте и можно двигаться дальше. Сегодня у нас переход Мананг - Летдар. Летдар (Letdar, 4200 метров) - это даже не деревенька, а группа из нескольких лоджей для проходящих туристов. Коренного населения как такового тут нет, только обслуга отелей. Идти до Летдара относительно недолго - 3,5 часа. Можно было бы идти дальше. Но за этот день мы набираем около 700 метров высоты, ночевать еще выше грозит неприятностями. Кислорода в воздухе уже очень мало, раза в два меньше, чем на уровне моря. Каждые десять-пятнадцать минут приходится останавливаться отдышаться. По выходу из Мананга я придумал, как мне тогда казалось, отличную идею: часто и ритмично дышать при ходьбе. Шаг левой - вдох, шаг правой - выдох. Сначала шлось весьма легко. Через час такого передвижения, я заработал себе гипервентиляцию. Сильно закружилась голова, навалилась сильнейшая апатия, слабость. А вместе с ними паника, что я могу и остаться тут насовсем. К счастью, с помощью жены вовремя осознав свою ошибку, посидев на камушке и отдохнув, иду дальше уже без выпендриваний, медленно и размеренно дыша: один цикл “вдох-выдох” шага на четыре.

Начиная где-то с Мананга окружающая растительность постепенно сходит на нет. Сначала исчезают деревья. Остаются кустарники: барбарис, можжевельник, альпийская роза. Потом пропадают и они. Редкая травка и голые камни.
Добираемся до Летдара, выбираем лодж для заселения. Выбор очень скуден: между плохо и очень плохо. Номера - это каменные холодные клетушки, пристроенные одна к другой, как ряд гаражей, каждая со своим выходом. Туалет - такая же клетушка в этом ряду. Душ так же. Точнее это комнатка в пару квадратов площади с крючком на стене и дырой в полу для слива. Для мытья, тем мужественным людям, которые решатся на это, за деньги выдают ведро согретой на огне воды. Лично я считаю, что пахну все еще нормально, потерплю пару дней без душа. Как я уже говорил, отопления в номерах нет. При минусовых температурах по ночам, каменная комнатка может служить скорее складом для скоропортящихся продуктов, чем жилым помещением. Выбиваем у хозяев отеля по дополнительному одеялу и почти не раздеваясь заваливаемся спать.

23 апреля. Сегодня нам надо дойти до базового лагеря или, если будем чувствовать себя неплохо, до высотного лагеря. Идти относительно недолго: 2 часа до первого и еще час до второго. Медленно бредем по тропе. Красоты гор постепенно приедаются, да и сил смотреть по сторонам уже маловато. Все внимание уходит на то, чтобы не оступиться. Вокруг снег, голые камни и немного мхов и лишайников. Несколько раз идем через “сыпухи”. Здесь горные ботинки показывают себя во всей красе, обычная треккинговая обувь от хождения по глубокому слою остроконечного щебня вполне способна расползтись по швам оставив путешественника босиком в самый неподходящий момент. Тут и там вдоль тропы стоят таблички, предупреждающие о возможных камнепадах, что наводит на мысли о вечном. Начинает болеть голова. Тупая давящая боль в висках и затылке. Других симптомов горняшки пока нет, но становится немного беспокойно.

Доходим до Торонг-Педи (Thorung-Phedi, 4540 метров), он же базовый лагерь. Тут есть пара лоджей, можно перекусить и попить чаю. Стоит заметить, что везде по маршруту основным тонизирующим и согревающим напитком является горячий лимонно-имбирный чай. Говорят, он и от горняшки помогает. Насколько это правда, я не знаю. Но пили мы его по маршруту много, от тяжелых симптомов горной болезни не страдали, так что вот. Последнюю ночь перед штурмом можно провести здесь, а можно еще час подниматься вверх до высотного лагеря (High camp, 4900 метров). С одной стороны, ночевка на меньшей высоте с точки зрения здоровья предпочтительней, с другой стороны, лишний час ночью подниматься по заснеженной тропе очень сомнительное удовольствие - может оказаться, что сил в конце дня не хватит.

Отдыхая и попивая чай общаемся с другими туристами. Оказывается, что сегодня утром из Торонг-Педи вертолетом эвакуировали двух японцев: после ночевки у них стремительно начала развиваться тяжелая форма горной болезни. Самостоятельно спуститься они уже не могли. Решаем идти в высотный лагерь и сидеть там до вечера, если симптомы горняшки начнут проявляться сильнее, чем головная боль, спустимся обратно. Устанем, конечно, зато акклиматизация. Переход от базового лагеря к высотному, наверное, самый трудный. Тропа идет с неимоверным наклоном: на почти 500 метров набора высоты 800 метров по горизонтали. Останавливаемся передохнуть каждые 10 минут. Дорога - это уже не каменисто-грунтовая тропка, а прорубленный в снегу полутуннель или желоб. Во время одного из привалов, когда, опираясь на треккинговые палки и согнувшись, пытался заглотить хоть немного воздуха, оборачиваюсь назад и не верю своим глазам: за нами по тропе поднимаются несколько человек, несущие на своих плечах велосипеды. Позже в высотном лагере разговорились: ребята весь маршрут едут на велосипедах, где ехать невозможно, несут их на себе. Это даже не стальные, это какие-то титановые люди.

Итак, мы добрались до высотного лагеря. По факту это один единственный лодж размером в несколько корпусов. Условия здесь еще хуже, чем в Летдаре, но вариантов нет. Туалет - каменная каморка посреди двора, к которой протоптаны в глубоком снегу тропинки от разных корпусов. Зато запаха никакого - все замерзло. Номера мало того, что неотапливаемые, но и с щелями в окнах и дверях не то что с палец, с руку шириной. На полу легким ковром лежит и не тает снег. Так как вставать нам завтра утром часа в 4 утра, стараемся лечь пораньше. Быстро ужинаем, и баиньки. Под двумя одеялами, в верхней одежде, шапках, в двух парах носков нам было почти не холодно. Из-за головной боли и волнения поспать нормально не удалось - периодически проваливался в дрему на часок и все. Как назло, заснул перед самым подъемом.
24 апреля. Мой день рождения. Мы всегда стараемся планировать наши путешествия так, чтобы в день рождения Светы или мой оказаться в каком-нибудь знаковом месте. 4 часа утра, совершенно не выспавшийся, помятый, с больной головой. Состояние, как после серьезной попойки. Даже встать, не то что идти сил и желания нет никаких. Но надо. Ранний выход обусловлен тем, что на перевале к середине дня обычно поднимается сильнейший ветер, даже валит с ног. В полпятого выходим из лагеря на перевал. За полгода до этого, в октябре 2014 на этом перевале разыгралась снежная буря, погибло более 40 человек. Надеемся, что сегодня все обойдется. Из освещения - налобные фонарики. Ночью была небольшая метель, тропу занесло снегом. Из лагеря мы вышли первыми, тропу в снегу заново пробивать приходится нам. Сом подсказывает направление. Слева вверх уходит гора, справа внизу тонет в темноте дно оврага. Тропа довольно узка, снега по колено, влево вверх и сам не заберешься, а вот вправо вниз - проверять совсем не хочется сколько и куда падать, и что там внизу. Тропа выводит к какому-то овражку, через него проложен мост, - точнее, был проложен. Настил отсутствует, только балки и перила. Надо обходить где-то в стороне, но где - из-за свежевыпавшего снега не видно. Перехожу мост по балке, держась за перила. Не высоко, но кто знает, что там под снегом внизу. Жена с портером пытаются пройти в обход по глубокому снегу. На противоположной стороне упираюсь в снежную стену. Наверное, этот пласт слежавшегося снега сошел со клона и повредил мост. Пытаюсь перебраться через препятствие. Уже в самом конце оступаюсь, проваливаюсь вбок в глубокий сугроб по пояс и ломаю одну из своих треккинговых палок. Света и Сом в это время находят-таки обходной маршрут, и я как раз выбираюсь из сугроба к их подходу. Жена отдает мне одну из своих палок, так как ей идти легче, и палками она почти не пользуется. Через какое-то время выходим к чайному домику - это маленькое строение, в котором туристы могут немного отдохнуть и попить чаю. Именно в нем полгода назад спаслись несколько десятков человек во время снежной бури. Наши горе журналисты еще обозвали его чайным магазином. Ага, магазин посреди снежной пустыни на высоте более пяти километров. Чая не хочется, присаживаться отдохнуть не собираемся, так как, чем дольше сидишь отдыхая, тем сложнее заставлять себя подняться. К тому же подойдя поближе обнаруживаем, что все закрыто.
Идем дальше. Постепенно начинает светать, да и тропа становится более пологой. Плюс, здесь ее отмечают вешками. Свежего нанесенного снега почти нет, только плотный старый. Так что идти становится легче. Технически. Физически же совсем наоборот. Из-за недостатка кислорода голова работает плохо, сознание спутанное. Так что воспоминания об этом отрезке маршрута у меня не самые четкие. Помню, что несколько раз, когда освещение начало позволять, на привалах доставал фотокамеру и снимал окружающие пейзажи. Точно помню. Дома при разборе снимков, нашлось всего пара кадров этого подъема. Как так получилось? Очень потом переживал из-за этого. Дышать также тяжело. С трудом представляю, как там альпинистам на восьмитысячниках. Идем очень медленно и размеренно, часто останавливаемся отдышаться. Жена мне потом, после перевала, рассказала, что у меня было лицо очень веселого зеленоватого оттенка и синевато-фиолетовые губы. Маршрут идет по какому-то подобию гигантской стиральной доски: вверх на холм, вниз с холма. И так раз за разом, на вершине каждого холма открывается оптимистичная картина очередного, на который придется сейчас забраться.
Наконец, апогей нашего путешествия. Мы на перевале Торонг-Ла на высоте 5416 метров. Пришедшая мне еще до путешествия, и внизу выглядевшая отличной, идея подняться вбок по склону горы, чтобы покорить красивое число 5500, здесь кажется мне совершенно идиотской. До вершины перевала мы добрались первыми, так что хоть сегодня, но мы первопроходцы. На перевале маленькая ступа, табличка с указанием высоты и поздравлениями для фотографий и много буддистских молитвенных флажков. Также очередной чайный домик размером с микроавтобус, где за конские цены можно попить чаю и закусить чем-нибудь, ну и отдохнуть и погреться. Кстати, владелец этого чайного домика каждый день поднимается сюда из высотного лагеря, чтобы начать торговлю, он как раз догнал нас на перевале. Отдыхаем, пьем чай, фотографируемся. Сил радоваться нет, сил вообще нет. А нам еще сегодня спускаться больше, чем на полтора километра.
upper_pisang_beer.JPG
Сидеть - это просто терять время, надо идти. Начинаем спуск. Идем по огромному заснеженному желобу между двух гребней. Высота плавно понижается. Эх, сюда бы санки! Пробую скоростной спуск: сажусь на пятую точку и скольжу по плотному снегу, как в детстве. Мигом пролетаю несколько десятков метров, однако собираю себе под куртку на спине изрядный сугроб. Вытряхиваю снег. Обидно, идея была хорошей. Банальная ледянка весом граммов в 200 на спуске сэкономила бы, наверное, час времени и вагон сил. Кто пойдет вокруг Аннапурны, советую попробовать.
Продолжение следует...
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

sax_kt: (Default)
sax_kt

July 2016

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
171819 20212223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:33 am
Powered by Dreamwidth Studios