sax_kt: (Default)
[personal profile] sax_kt
thorong-la_1.JPG

Спуск по снегу плавный, довольно однообразный, ничего интересного. Наконец снега кончаются, и тут появляется проблема: когда-то тут сошел сель, или просто склон размыло. Хаотические нагромождения камней и глины. Все очень скользко и неустойчиво. Те, кто ходил тут до нас, видимо прийти к общему знаменателю не смогли, каждый спускался как ему удобнее. Натоптанного маршрута нет, совсем. Так что в полосе в несколько десятков метров шириной и несколько сотен метров длиной у нас полный простор для “фантазии и творчества”. Идем очень осторожно, перспектива свалиться с крутого и ненадежного склона и вдогонку получить камнем по голове, не радует. В конце концов склон заканчивается, мы выходим на почти горизонтальную поверхность горной долины. Здесь даже есть несколько отельчиков для тех, кто совсем устал и сдался. Заказываем чего-то перекусить, заодно переодеваемся, так как вокруг уже совсем тепло, вовсю греет солнце. Кстати, несмотря на пользование солнцезащитными кремами с SPF 110, моя жена за время штурма сгорела до волдырей.
Дальнейшие несколько часов дороги кажутся легкой прогулкой, но в пункт назначения Муктинатх (Muktinath, 3800 метров) мы добираемся вконец вымотанными. На самом деле деревенька называется Ранипаува, но в среде туристов она именуется Муктинатх по названию индо-буддистского храма, который является святыней и местом паломничества для представителей обеих религий. Завалившись в ближайший лодж, в котором оказался Wi-Fi!, горячая вода!! и даже персональный туалет в номере!!! мы обессиленно падаем на кровати. Правда повалявшись часик поднимаемся и идем бродить по населенному пункту: исследовательский зуд неутомим.

Первым делом отправляемся смотреть храм. У входа сидят несколько аскетов или брахманов: длинные спутанные волосы, завязанные в косицы, чем-то раскрашенные лица. То ли просят милостыню, то ли собирают взносы за молитвы. Фотографирую тайком. Проходим на территорию храмового комплекса. Храм знаменит двумя бассейнами, купание в которых по преданию смывает негативную карму. Водоемы пополняются из 108 бьющих из стены источников, исполненных в виде коровьих голов. Омовение под этими источниками, говорят, тоже улучшает что-то там. Вытекающая из бассейнов вода крутит пару крупных молитвенных барабанов, что еще повышает градус намоленности места. На территории храма есть еще кладбище, несколько ступ и пара каких-то мест, представляющих собой огромные грозди колокольчиков.

После храма идем осматривать деревеньку. Одна главная улица, несколько лоджей, есть даже почта и полицейский участок. Также есть пункт питьевой воды. Надо отметить, что дела с питьевой водой в Непале обстоят достаточно плохо. Пить воду из ручьев, рек и прочих водоемов внизу ни одному здравомыслящему человеку в голову не придет; в горах вода, как некоторые считают, чище, но все равно пить воду, стекшую с пастбищ яков, не рекомендуется. Месснер таким образом себе амебу заработал. Из-под крана тоже не стоит, так как в кран вода попадает как раз из близлежащих водоемов. Поэтому при помощи и участии каких-то западных фондов по всем туристическим местам разбросаны пункты пополнения питьевой воды. В них за символическую плату можно заполнить свои фляги и прочие емкости чистой питьевой водой. Этот способ выигрышен по сравнению с завозом бутилированной воды, так как стремительный рост числа туристов в горах Непала очень остро поставил вопрос вывоза пластика и прочего неорганического мусора из горных районов.

После прохождения перевала стало сильно заметно, что юго-западный и северо-восточный Непал сильно отличаются и по климату, и по культуре. До перевала Непал был скорее, я бы сказал, альпийского типа: преобладали хвойные леса. После перевала климат стал намного более теплый, как будто мы попали в джунгли. На севере Непал был практически безальтернативно буддистским, к югу, чем дальше, тем больше преобладает индуизм. Еще пару дней назад в Мананге вокруг нас были яки и тибетцы в национальных костюмах, сегодня вокруг коровы и мужчины в дхоти.

Кстати, недалеко от нашего сегодняшнего местоположения, находится район Мустанг - бывшее королевство. Нижний Мустанг сейчас просто административный район Непала, а Верхний Мустанг формально остался королевством. Король там только в качестве символа, но тем не менее. Местность закрытая, древняя, но очень бедная. Для прохода на территорию королевства нужно разрешение, а также с туристов берут плату в размере 700 долларов с лица. Так что мы идем мимо.
25 апреля. Сегодня мы продолжаем спускаться с гор. Путь наш пролегает по долине реки Кали-Гандаки. Долина эта, между прочим, является глубочайшим ущельем в мире: высота русла реки в этом месте около 2500 метров, а горы Аннапурна и Дхаулагири, между которыми она течет, выше 8000 каждая. Между вершинами по прямой около 35 километров.

Выходить надо пораньше, так как в этой части долины реки часам к двенадцати поднимается сильный встречный ветер, и надо успеть пройти подальше до его начала. Тропа хорошая, пологая, шагается вниз легко. Предполагаем добраться до города Джомсом (Jomsom, около 2750 метров), а там на месте решать идти дальше или останавливаться в нем. Джомсом - это местный административный центр. Тут даже аэропорт небольшой есть. В него прилетают туристы, которые не хотят форсировать перевал, а хотят просто походить по горам. Здесь начинается так называемый Джомсом-трек, который является возвратной частью кольца Аннапурны. В этот же аэропорт прилетают богатые паломники по дороге в Муктинатх. От джомсома в цивилизованные места проложена относительно проезжая дорога, по которой пешком, на джипах или на местном общественном транспорте добираются сюда бедные паломники.

До города доходим за пару часов. Останавливаемся на центральной площади передохнуть, подождать Сома и решить идти ли дальше. В процессе отдыха наблюдаем увлекательное зрелище штурма местных автобусов-маршруток населением. Народ загружается в транспорт до немыслимых пределов, даже на крыше некоторые ездят. Тут стоит заметить, что передвигаться по горному Непалу на местных автобусах - это довольно рискованное предприятие. Не, водители тут от бога, такое ощущение, что они родились за баранкой. Разъехаться на узком серпантине над пропастью, почти не снижая скорости в считанных сантиметрах друг от друга? да не вопрос! Проблема в том, что для повышения проходимости у местных автобусов полукустарными методами сильно повышают клиренс. Что вкупе с сильной загрузкой в том числе и на крыше делает автобусы склонными к раскачиванию и опрокидыванию. И автобусы в Непале периодически в пропасть таки падают. Так что, как кто-то шутил на форумах по этому поводу, безопаснее ездить на крыше: если что, есть возможность успеть спрыгнуть и отделаться сломанной ногой.
Сом нагоняет нас, советуемся и решаем, что еще не поздно: можно идти дальше. Дальше у нас по плану деревенька Марфа (Marpha, 2670 метров). Марфа знаменита как местный центр производства сидра и яблочного бренди. Поразительно быстрая смена климата: километров 40 ходьбы и из полосы горных снегов попадаешь в страну яблочных садов. Продолжаем наш путь.

Погода начинает портиться. Сначала задул и стал становиться все сильнее ветер. Потом небо стремительно заволокло облаками и начал накрапывать дождь. Натягиваем дождевики и защитные чехлы на рюкзаки. Скоро становится совсем нехорошо: ветер дует такой силы, что срывает капюшоны с головы. Идти приходится согнувшись, чтоб не сдуло. Мы уже давно мокрые насквозь. На противоположной стороне долины замечаем странное явление. Сначала нам показалось, что это дымы костров, потом, приглядевшись, понимаем, что это пыль. Что-то вроде десятка небольших торнадо. Через час дождь закончился и к моменту нашего прибытия в Марфу ветер нас почти высушил. Заселяемся в лодж. Разговорился с хозяином, спрашивает: откуда идете, из Джомсома? - Из Муктинатха, отвечаю. - Пешком? - Да. - Ну и скорость у вас! Пустячок, а приятно. Выходим осматривать населенный пункт и искать магазины с сидром и бренди. Надо же попробовать местную достопримечательность. Мы в своих поездках всегда стараемся максимально полно пробовать местную кухню и предпочитаем питаться в заведениях для местных, а не туристических кафе. Проходим всю деревеньку вдоль и поперек, но магазины все закрыты. Более того, большая часть населения сидит на улицах группками и оживленно что-то обсуждает. В одном месте прямо посреди улицы валяется груда камней - упавшая часть стены второго этажа какого-то дома. Больше тут на улице делать нечего, возвращаемся в отель.

Заказываем ужин, заодно и сидр с бренди на пробу. Сидр оказался неимоверно сладким на наш вкус, очень приторно. Бренди - изрядная бормотуха, но пить можно. В ожидании еды сидим отправляем почту родным и близким. Сегодня день рождения одного нашего знакомого, поздравляем его письмом. Через минуту приходит ответ: спасибо, все такое; как вам землетрясение? Спрашиваем: в каком, мол, смысле? В том, отвечает, что у вас там землетрясение было. Лезем читать новости. Узнаем, что буквально вот только что в Непале было землетрясение силой до 8 баллов. Пострадали два человека. Одного из них придавило упавшей статуей. Несоответствие между силой землетрясения и количеством пострадавших режет глаз. В лобби работает телевизор, показывают какие-то новости, но на непальском, ничего не понимаем. Разыскиваем Сома, спрашиваем: что?, как? Да, говорит, было землетрясение, в Катманду сильные разрушения и жертвы. Родная деревня сильно разрушена, дом пострадал, но все живы-здоровы, А у соседей под развалинами дома погибла вся семья. Видимо, те пылевые облака, что мы видели на противоположной стороне долины, это была пыль, поднятая осыпями и обвалами. Но мы из-за борьбы с сильным шквалистым ветром просто не заметили толчков. Тут же бросаемся сообщать своим родственникам, что у нас все нормально. Продолжаем читать новостные ленты. Только к вечеру в рунете появляются подробности этой трагедии.
26 апреля. С утра, почитав новости, начинаем осознавать наше положение. В Катманду сильные разрушения, повреждены линии электропередач, водопровод, канализация. Что в южном городе с изначально не идеальными санитарно-гигиеническими условиями может привести к катастрофическим последствиям. Люди, обоснованно боясь афтершоков, спят на улице. Взлетно-посадочная полоса аэропорта Катманду повреждена, рейсы все отменены. Под Эверестом сошла лавина и снесла базовый лагерь, много альпинистов погибло или пропало без вести. А ведь мы думали идти в EBC. Власти Непала закрыли горы. Всем туристам предписывается или оставаться на месте, или спускаться вниз. Всех поднимающихся разворачивают на постах проверки пермитов. Так что наш план посетить базовый лагерь Аннапурны накрывается. Решаем двигаться дальше по маршруту, в дальнейшем или ситуация прояснится, или условия изменятся. Сегодня нам надо добраться до селения Татопани (Tatopani, 1200 метров). Татопани в переводе с непальского означает горячая вода. Рядом с селом бьет несколько горячих источников, устроены бассейны для купания. Говорят, приятно после дневного перехода поотмокать в горячем бассейне. Для этого мы взяли из Москвы купальные принадлежности, что нам в будущем очень помогло.

После Марфы до Татопани тропа с идет практически по обочине дороги, так что предпочтительнее проехать на транспорте, а не глотать пыль от проезжающих автомобилей. Добираемся до остановки автобусов, и тут оказывается, что все проезжающие автобусы переполнены: все спешат с гор вниз. В четвертом или пятом автобусе Сому удается добыть для нас два местечка (сам он устроился на рюкзаке в проходе): кого-то пересадить, кого-то уплотнить, и вот, для нас готовы два сиденья в самом последнем ряду автобуса. До сего момента в автобусах в Непале мы не ездили, и это был, я вам скажу, тяжелый опыт. По разбитой горной грунтовке автобус полз со скоростью пешехода. Более того, задранная подвеска на пару с последним рядом, при прыжках автобуса с камня на камень, работали как катапульта. Я пару раз натурально ударился головой об потолок. В автобусе! К тому же приземлялись мы на такое древнее продавленное сидение, что бились, простите, копчиками о что-то твердое под ним. Попытки зафиксировать организмы, упираясь коленями в спинки передних кресел и держась за поручни, успеха не принесли. После получаса таких прыжков мы начали опасаться за свое здоровье. В добавок, сидевший рядом жизнерадостный непальский парень вез у себя на коленях устрашающего вида ледоруб и уже пару раз бегал по салону ловя его после очередной кочки. Судьба Троцкого нас не прельщала, поэтому мы приняли решение добираться дальше пешком. Лучше пыльные, зато живые. Сом в автобусе поехал дальше выбирать нам лодж для ночевки, а мы остались на обочине.
К этому моменту дорога спустилась натурально в джунгли: жарко, влажно, вокруг летают всякие бабочки. Немного отдышавшись от аттракциона под названием непальский автобус, шагаем по дороге. Тут оказалось, что в этих местах автомобильная дорога идет довольно сильным серпантином, а пешая тропинка вьется, не взирая на уклон. Так что передвигаясь в нужном направлении мы и не пересекались почти с пылью от транспорта. Сам переход почти и не запомнился: цветочки, бабочки, птички; шагается легко. Лишь недалеко уже от Татопани прямо перед нами на противоположном берегу реки произошел обвал. Огромная масса земли и камней сорвалась со склона и рухнула вниз к реке. Видимо стабильность склона была нарушена недавними толчками.

Подходим к селу, нас встречает Сом, ведет в лодж. Заселяемся. Собираем пакет с плавательными принадлежностями и идем искать горячие источники. Находим. Переглядываемся. Даже усталость после пешей прогулки не могла нас заставить залезть в ЭТО. Пара бетонных бассейнов размерами 5 на 5 и глубиной по колено. И в них, в весьма мутной водичке, плескалось и мылось до десятка местных. Прямо в них, и прямо с мылом. Со всеми вытекающими. Хорошо хоть не брились. Не, я человек не брезгливый, но есть же границы.
Возвращаемся в лодж, читаем интернеты. Новости все веселее. В Катманду гуманитарная катастрофа: не хватает питьевой воды, опасаются эпидемий. Наши боятся жить в отелях и ночуют на лужайке перед культурным центром России. Гражданские рейсы аэропорт Катманду все так же не принимает. Готовится эвакуация россиян бортом МЧС. Встает дилемма: срываться как можно быстрее в разрушенный Катманду, чтобы не улетели без нас, или спокойно спускаться по горам, где нет проблем с едой и водой, и решать проблему выезда из страны позже. С одной стороны, когда еще будет шанс полетать на борту МЧС, с другой - хотелось бы и Индию посмотреть. Выбираем второй вариант. Из-за отмены трека к базовому лагерю Аннапурны у нас освобождается около десяти дней времени. Или аэропорт починят, или сможем выбраться по земле. Пишем родственникам, чтобы они сообщили о нашем местоположении в МЧС, чтобы мы не числились в списках пропавших.

27 апреля. Сегодня нам предстоит добраться до Горепани (Ghorepani, 2800 метров). Идти, вроде, недалеко. Но по серьезным серпантинам, часто вверх-вниз, и по факту придется набрать более полутора километров высоты. По выходу из села тропа сразу тянется вверх по склону. А воздух уже жаркий и очень влажный. Шагать сложнее, чем в сухом и прохладном северо-восточном Непале. Через полчаса становится уже не до окружающих красот. А красоты действительно красивые: очень живописные крохотные деревушки (зачастую на пару домов всего) на зеленых склонах гор, распаханные террасами поля. Пару раз видели обезьян. Жена сникерс не дала, поэтому я пытался подманить поближе обезьянку для фотосъемки яркой сигаретной пачкой. Не заинтересовалась. Где-то к часу дня добираемся до деревушки Шикха (Shikha, 2000 метров). Сил еще немного осталось, но это всего лишь полдороги. Останавливаемся перекусить, отдохнуть и подождать Сома. Во время отдыха меня все сильнее терзает мысль о том, что времени у нас много, можно сделать и незапланированную остановку здесь. В общем, жалел себя изо всех сил. В конце концов Свету удалось уговорить. Останавливаемся на ночевку в том же лодже, где и обедали. Тем более, что душ тут газовый в каждом номере. Цены приемлемые. И на крыше есть смотровая площадка с прекрасными видами на окружающие горы. Весь остаток дня был проведен в неге и легких прогулках по деревне.

Возвращаемся в номер прорабатывать планы, как выбраться в Дели. Изучаем форумы путешественников. Узнаем, что можно на междугороднем автобусе доехать до наземного пограничного перехода в Индию. Оттуда опять же на автобусе до железнодорожного узла, а дальше на поезде до Дели. Так и поступим.
28 апреля. Выселяемся и направляемся в сторону Горепани. Пейзажи прекрасные, торопиться теперь некуда, идем и наслаждаемся видами. К обеду добираемся. Правда перед самой деревенькой был очень длинный неприятный тягун, причем из ступенек. В ступеньках самое неприятное то, что их длина зачастую не соответствует длине шага, очень утомляет. Даже жена согласилась, что иди мы вчера весь запланированный маршрут, добрались бы до места вконец измотанными. Горепани знаменита в первую очередь тем, что недалеко от нее находится смотровая площадка Пун-Хилл (Poon Hill, 3193 метра) откуда хорошо виден весь массив гор, в котором выделяются Аннапурна (8091 метр) и Дхаулагири (8167 метров). Пун-Хилл посещают обычно по утрам, чтобы встретить рассвет в горах. Сейчас же на небе облака, и вся деревенька укутана туманом. Стоит заметить, что после перевала лоджи становятся все лучше и лучше. Номера просторнее и теплее, душ горячий. Номер нам достался отличный, с остеклением во всю стену и шикарным видом на Аннапурну. Потенциально. Если туман и облака рассеются.

Погуляв по деревеньке, заказываем ужин на семь вечера и заваливаемся в номер. Лежим, отдыхаем, читаем. Тут замечаю в окошко, что облака начинают рассеиваться. А чем, собственно, закат в горах хуже рассвета? Уговариваю жену, бегу перенести ужин на попозже, и мы бросаемся на штурм Пун-Хилла. На смотровых площадках в отелях уже кучкуются туристы и занимают наилучшие места для фотографирования. Пробегаем мимо и движемся по тропинке вверх. Будка, в которой продают билеты на посещение, закрыта, платить некому. Открываем калитку и проходим “зайцами”. 400 метров вверх обычно проходятся минут за 40. Мы взбежали за 27. Немного постояв, покряхтев и отдышавшись мы осматриваемся на месте. На самой смотровой площадке стоит, простите за тавтологию, смотровая вышка. Вокруг ни одного человека, что удивительно, учитывая какие толпы народа внизу готовятся снимать горы. Забираемся на вышку. Вокруг просто концентрированная красота. Захватывает дыхание. Даже слов никаких не хватает, одни междометия. Почти час мы просто снимаем горы вокруг. Но задерживаться нельзя: темнеет довольно быстро, а упасть и повредиться на склоне в темноте легче легкого. Офигевшие и счастливые спускаемся вниз. Если тут такая красота, то каково же в базовом лагере Аннапурны, где все эти горы прямо нависают над тобой?



29 апреля. Утром смотрим в окно: там сплошное молоко. При выписке наблюдаем толпы печальных туристов, собиравшихся на Пун-Хилл на рассвете, и “пролюбивших” вчерашний кусок ясного неба. Наша следующая цель Наяпул (Naya Pull, 1055 метров). Дорога идет все время вниз, за день мы спускаемся почти на два километра. Становится все жарче, тропа сухая и пыльная. От постоянного спуска болят ноги. Иногда встречающиеся подъемы вызывают облегчение. Во второй половине дня доходим до Наяпула, фактически здесь заканчивается маршрут вокруг Аннапурны. Надо, конечно, еще добраться до Покхары, но оставшиеся 40 километров по автотрассе никто не ходит - добираются на такси или автобусе. Прямо на входе в Наяпул каждого туриста атакуют таксисты, предлагающие довезти до Покхары. Цены запрашивают нечеловеческие. Прям как в зале прилетов в Домодедово. Отмахнувшись от приставал, проходим к пункту регистрации туристов. Здесь мы ставим финальные отметки в наши пермиты. Поход по горам окончен. Пройдя селение насквозь, выходим на дорогу. Через пять минут ловим машину. Цена устраивает, и мы едем в Покхару.
Покхара (Pokhara, около 800 метров) один из крупнейших городов Непала, по некоторым данным, второй после Катманду. Находится на берегу крупного озера Пхева. Является своеобразным туристическим хабом: здесь начинается или заканчивается целый ряд туристических маршрутов. Есть даже целый район компактного проживания туристов, как раз на берегу озера. В городе сразу едем на автовокзал, где при помощи Сома покупаем билеты на автобус до погранперехода Сонаули. Так как автобус выезжает рано, селимся в отеле около автовокзала. Окончательно расплачиваемся с Сомом, желаем удачи и тепло прощаемся. Отельчик нам достался, прямо скажем, дрянной. Обшарпанные номера, слегка теплая вода, высокая стоимость. Единственный плюс: рядом с автовокзалом.

Отправляемся гулять по городу. Прямо на середине крупной широкой улицы лежит корова, автомобилисты аккуратно объезжают ее. Идем дальше, еще коровы. Уже целое стадо нагло прет по проезжей части и тротуарам. Причем длинные рога мужских представителей стада внушают опасение: обнаглевшие от вседозволенности животные людей вокруг вообще не замечают. Чтоб не попасть на рога или под копыта приходится обходить по широкой дуге. И да, это стадо по своему маршруту оставляет продукты жизнедеятельности большими такими кучами. Добираемся до лэйксайда - туристического анклава. Здесь, в отличии от гор, уже царят релакс, раста и прочие джа. Собственно, Покхару для европейцев в 60-х годах открыли хиппи, тогда в Непале было проще с наркотиками. С тех пор законы и порядки в стране поменялись, но атмосфера в лэйксайде осталась прежней. Говорят, что и наркотики можно так же без проблем найти. Сам район - это пара параллельных берегу озера улиц, застроенных исключительно сувенирными магазинами, кафешками, отелями, всякими клубами, и всевозможными учреждениями, предлагающими практики медитации, раскрытия чакр, и лечения праны. Я из поездок по разным диким и не очень местам стараюсь привезти какую-нибудь местную деревянную маску для своей коллекции. Магазинов масса, масок в них - натурально завалы. Но, согласно заявлениям продавцов, все как одна античные. И стоят, соответственно, как пароход. Ну да, весь древний Непал несколько сотен лет вырезал маски не покладая рук, чтобы заполнить эти сувенирные магазинчики. В общем, стандартная разводка туристов. Мои замечания, что экспонаты выглядят мягко говоря свежими для античных, результата не дали. Торговаться продавцы не стали, так что обойдусь. Побродив часок и закупив мелких сувениров для родственников, возвращаемся в отель.
30 апреля. Рано утром поднимаемся, собираемся, спускаемся вниз. И понимаем, что оказались в западне. Вход в отель закрыт на металлическую решетку, а на ресепшене никого нет. А до отхода автобуса полчаса. Набираю телефонный номер отеля, естественно откликается телефонный аппарат на ресепшене. Ношусь по первому этажу, ищу какие-нибудь служебные помещения, ничего. Наконец, под лестницей за занавесочкой нахожу спящего на полу какого-то служащего. Объясняю ситуацию, ключей у него конечно нет. Он бежит куда-то на третий этаж, там в номере живет старший. В конце концов важный управляющий спускается к нам и отпирает дверь. На автобус успели вовремя.
Местные междугородние автобусы вполне приличные, багажный отсек под полом, как положено. Билеты даже с указанием мест продаются. Нам повезло, и мы приобрели билеты на два передних места сразу после входной двери. Так что и ноги было куда вытянуть, и вентиляция из-за открытой двери была нормальная. Отправляемся, выезжаем из города. И тут оказывается, что этот междугородний автобус с длиной маршрута часов в 8, останавливается в каждом селе, подбирает всех голосующих, и вообще, функционирует по принципу банальной маршрутки. Зачастую длительность проезда пассажира на автобусе от одного конца деревни до другого была минуты в три. Народ запрыгивал и спрыгивал, даже не дожидаясь остановки транспорта. Местный кондуктор, высунувшись в открытую дверь на полном ходу, громко зазывал новых клиентов. Все они, естественно, располагались вместе со всем багажом уже в проходе автобуса. В одной деревушке на автобус пыталась сесть старушка с козой. Сначала она старательно запихивала животное в грузовой отсек под автобусом, животное сопротивлялось всеми частями тела и громко орало. Потом она предприняла попытку забраться с козой в салон. Но тут уже возмутились даже местные. Так что старушка осталась дожидаться более сговорчивого автобуса.
Часов через восемь добираемся до погранперехода. Автобус останавливается где-то за пару километров до границы. Эти километры можно пройти на своих двоих по сорокаградусной жаре, а можно проехать на отдельном транспорте. Ну, людям тоже надо зарабатывать. Пока выгружались, пока курили и приходили в себя, все маршрутки разъехались. Осталось только несколько велорикш. Мы сначала собирались пройтись пешком, но один гражданин так нас упрашивал проехаться на нем, что мы сдались. Так что последние метры по Непалу мы передвигались жутко угнетая человека человеком.

Пограничный переход между Непалом и Индией - это шоссе, поперек которого на расстоянии в несколько десятков метров установлены две арки. Собственно, они и отмечают границы государств. Пространство между ними типа нейтральная территория, по которой в обе стороны шныряют пешеходы и разъезжают машины. Поставив в миграционном офисе штампик о выезде из Непала, идем к индусам. Главное в толпе не проглядеть неприметный столик под зонтиком на обочине дороги. Там важные пограничники аккуратно записывают всех въезжающих в огромную книгу, которая цепочкой прикована к столу. Если в книжечку не запишут, то пересечение границы незаконно, со всеми вытекающими. После регистрации в книжке, идем проходить миграционный контроль на индийской стороне. Заполняем бумажки, получаем штампы в паспорта - и мы в Индии.
О, Индия! Великая страна с древними традициями, богатыми историей и культурой, и бесконечным калейдоскопом красок и ароматов. Сильных ароматов, мощных ароматов, сбивающих с ног ароматов. Прямо после пересечения границы окружающая обстановка сильно поменялась: людей стало в разы больше, грязи на улицах - тоже. И все это пахло. После бедненького, но чистенького Непала контраст разительный. К нам сразу подбежал индус и начал предлагать автобусы до разных направлений. Узнав, что нам надо в Горакхпур, он радостно сообщил, что автобус есть и отправляется прям вот сейчас. Подхватываем вещи, загружаемся. В автобусе свободен первый ряд, мы радостно на него усаживаемся, однако кондуктор нас сгоняет, мол, это казенные места. Усаживаемся где-то в середине. Ехать часа три, ничего потерпим. Где-то через полчаса кондуктор начинает ходить по проходу и собирать плату за проезд. Проезд стоит в рупиях доллара три-четыре за двоих, протягиваю кондуктору пять баксов. Он непонимающе на меня глядит, мол, нафига это мне? Пытаюсь объяснить, что тут даже больше стоимости проезда, а обменять деньги вы нам сами не дали, загнав в автобус сразу после прохождения границы. Ничего не знаю, говорит, гоните рупии. Над нами нависает перспектива остаться на обочине где-то в глубинке Индии. Предлагаю поменять деньги в Горакхпуре и заплатить по приезду. В конце концов соглашается взять баксы, но при этом не дает нам билеты. Видимо решил зажулить. Теперь, когда он взял деньги, уже я в своем праве. Начинаю требовать билеты. Сначала он пытается не замечать меня, потом кряхтя отдает два бланка.
К вечеру добираемся до Горакхпура. Это большая узловая железнодорожная станция, и есть шанс сесть на поезд до Дели. Дело в том, что в Индии большая проблема купить билет на поезд. Билеты в вагоны с более или менее приемлемыми условиями заканчиваются за несколько недель. Билеты в сидячие вагоны достать легче, но мы пока не достигли такого дзена, чтобы ездить в индийских сидячих. Как только мы решили выбираться в Индию по земле, я попытался на сайте индийских железный дорог купить билеты. Естественно мест не было, нас поставили в лист ожидания. Надеемся, что кто-то откажется от брони, или будет возможность купить билеты по туристической квоте. Автобус высаживает нас на привокзальной площади. Вокруг невообразимый хаос, “ад и Израиль”. Круговорот всевозможных средств передвижения: гужевые повозки, велосипеды, байки, вплоть до грузовиков и автобусов. При этом про ПДД, похоже, никто не знает. Подходим к туристической кассе вокзала, у окошка группка интуристов со скорбными лицами: билетов на ближайшие три дня нет. Жопа. Одна девушка из Германии при помощи сотрудника вокзала подобрала маршрут до Дели в сидячих вагонах с тремя или четырьмя пересадками. Ее даже заставили подписать бумажку, что она в своем уме соглашается на эту поездку. В полном расстройстве выходим из вокзала. Вокруг коровы и плешивые собаки, нищие и калеки и, простите, говно. Пахнет, как в застарелом общественном сортире. А я еще думал, что Курский вокзал - грязное место. Через площадь обнаруживаем агентство, торгующее всяческими турами. Решаем поменять у них доллары на рупии, чтобы заселиться хотя бы до утра в отель. После обмена решили наудачу спросить, есть ли шанс добыть билеты до Дели? - Есть, конечно, отвечают. Вам на когда? - Нам бы прямо на сейчас. - Проверим. Какое-то время он смотрит в своей базе и говорит, что есть билет на ночь в вагон класса плацкарт. Брать будете? - Конечно! Платим деньги, берем билеты и отправляемся обратно в кассу вокзала проверить, существует ли такой поезд и такие билеты в действительности. Там нам подтверждают и то, и другое, при этом не удивившись, где мы их добыли.
Полночи мы проводим на перроне в ожидании поезда. Большая часть горизонтальных поверхностей занята спящими вповалку людьми. Сначала мы просто ходим по платформе туда-обратно. Из бледнолицых мы одни. К нам подходит полицейский и интересуется все ли в порядке. Узнав, что мы ждем поезда, он дубинкой будит какого-то спящего на скамейке человека: нефиг, мол, всю занимать, подвинься, дай место сагибам. Усевшись начинаем внимательнее присматриваться к окружающему пространству. Между спящими телами шмыгают и нисколько не боятся крысы и тараканы размером с пол-ладони. Пассажиры, которым приспичило, делают свои дела прямо с платформы, в зависимости от нужды или отвернувшись к краю, либо присев на корточки и свесившись. Мы проехали весь Индокитай, были в Африке, но такого не видели нигде. Когда подошел поезд, началось дикое столпотворение. В сидячие вагоны билеты продают без указания мест, забивается туда раза в два-три больше нормы, сидят практически друг на друге. В этих вагонах даже стекол в окнах нет - только металлические жалюзи или решетки. И народ штурмует эти вагоны, чтобы успеть занять лучшие места. Наш вагон почти высшего класса, в таких ездят достаточно обеспеченные граждане. Так что мы путешествуем в плацкарте с местными сливками общества. Нам даже выдали белье, хотя, глядя на поезд, думалось иное. Поездка прошла без приключений, и к обеду следующего дня мы уже в Дели.

1 мая. Первомай мы встречаем в столице Индии. Немного поплутав по запруженной толпами людей территории вокруг вокзала, добираемся до туристического района, где мы уже забронировали отель. В отеле за конторкой сидит шикарный с благородной сединой, словно из какого-нибудь сериала, индус. Говорит на отличном английском с английским акцентом. Стоит заметить, что в Индии около половины населения на своем государственном языке - английском - либо не говорит вообще, либо говорит очень плохо. Общаемся. Оказывается, это сам хозяин отеля, помогает своим сыновьям и племянникам, которые обычно находятся на ресепшене. Обсуждаем наше поспешное “бегство” из Непала и ситуацию после землетрясения. Говорит, что в Индии тоже есть жертвы, и что нам очень повезло выбраться невредимыми.
Заселяемся в номер, оставляем вещи и выбираемся в город поглядеть окрестности. Окрестности - это местный продуктовый рынок и торгово-сувенирная улочка. Побродив по рынку и обнаружив из фруктов одни яблоки и мандарины, мы как-то погрустнели: ожидали в тропической стране выбор побольше. К вечеру возвращаемся в номер. Еще в Непале, когда решили выбираться в Индию по земле, мы думали, что делать с лишними днями. Тогда появилась, но еще не оформилась мысль отправиться куда-нибудь к морю отдохнуть. Сейчас, после более близкого знакомства с Индией, желание убраться куда-нибудь только окрепло. Стали мониторить авиабилеты, обнаружили вылет на Гоа на послезавтра. Долго думать не стали. На том и порешили: завтра осмотрим Дели, а потом летим к морю лечить расшатанные нервы и отдыхать после всех пертурбаций.

2 мая. Этот день мы посвятили осмотру старого Дели, Красного форта, соборной мечети. Прогулки по старому Дели по жаре вытянули последние силы. Из-за огромного количества пыли и, возможно, из-за бьющих в нос ароматов - от сортирных до пряностей - в горле страшно першило и было трудно дышать. Соборная мечеть очень большая, но, честно говоря, после храмов Стамбула не впечатлила от слова “совсем”. Красный форт - тоже. Как, впрочем, и вся увиденная Индия. Наверное, дело в накопившейся психологической усталости и сильнейшем контрасте между Непалом и Индией. Так что мы быстро сдались, и отправились в прохладный номер отсыпаться.

3 мая. Заранее договорившись, что мы оставляем наш багаж в отеле до возвращения, кидаем в рюкзаки по купальному костюму (спасибо вам, так и не опробованные горячие источники в Татопани), пару футболок, смену белья, полотенце, и отправляемся в солнечный Гоа греть и купать наши уставшие тела. Но это уже совсем другая история.

Profile

sax_kt: (Default)
sax_kt

July 2016

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
171819 20212223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:36 am
Powered by Dreamwidth Studios